Сайт Храма Рождества Иоанна Предтечи в Юкках :: Беседы с батюшкой. Церковь и государство. Выпуск 14 января 2016 г.
РПЦМОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТСАНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ МИТРОПОЛИЯВЫБОРГСКАЯ ЕПАРХИЯ
Храм Рождества Иоанна Предтечи в д. Юкки

Вход   

НОВОСТИ
31 августа 2019 г.
В субботу, 31 августа 2019 г., после Божественной Литургии в нашем храме состоится Молебен перед началом учебного года. После молебна ко Дню Знаний для ваших деток приготовлен квест игра по станциям «Сад Добродетелей».

22 августа 2019 г.
В нашем Храме уже много лет, под руководством опытных регентов, существует любительский хор, детский и взрослый. Приглашаем всех желающих петь в хоре!

20 августа 2019 г.

Открытие группы подготовки к школе по методике «Русская Классическая Школа» в Юкках

В класс для дошкольников по методике РКШ в Юкках принимаются дети, которые должны пойти в 1-й класс в сентябре 2020 года. Занятия будут проходить два раза в неделю: по два 30-минутных урока с перерывом.


08 августа 2019 г.
17 августа 2019г. начинается просмотр фильма В. И. Матвеевой «Апостол любви»

03 июня 2019 г.
В день Святых равноапостольных Константина и Елены поздравляем матушку Елену, супругу настоятеля нашего Храма протоиерея Григория Григорьева.




Православная местная религиозная организация
«Приход Храма Рождества Иоанна Предтечи в деревне Юкки»

Беседы с батюшкой. Церковь и государство. Выпуск 14 января 2016 г.


В петербургской студии нашего телеканала на вопросы по теме «Церковь и государство» отвечает клирик храма Рождества святого Иоанна Предтечи в деревне Юкки священник Игорь Лысенко.

– Расскажите, пожалуйста,сами о Ваших послушаниях, потому что гораздо интереснее услышать от Вас о Ваших навыках и опыте.

– Говорить о себе всегда тяжело, легче отвечать на вопросы, но поскольку тема«Церковь и государство», действительно требуется объяснить, почему именно мне надо говорить по этому вопросу. Я священник всего два года, 19 января, в Крещение, будет два года моей священнической хиротонии, до этого долгое время (с 1994 года) был чтецом.В этот период я был депутатом муниципального совета, шесть лет – советником председателя Совета Федерации России. Отвечал за вопросы взаимодействия Церквей всех конфессий с государством, помогал в строительстве храмов (в организационных и юридических вопросах). И поэтому почти шесть лет назад владыка Владимир, тогда правящий архиерей Петербургской епархии, попросил меня создать учебный курс о взаимодействии Церкви с государством для Петербургской духовной академии, тогда же меня попросили создать такой же курс для Российской академии государственной службы. А год назад я стал преподавателем общецерковной аспирантуры и докторантуры по этом уже направлению. Так случилось, наверное, потому, что настало время, когда без помощи Церкви нашему государству не удастся выбрать вектор своего развития, в первую очередь духовного, стратегического, который сможет поднять его с колен и вернуть смысл его существования и служения гражданам. Потому что в настоящее время, та конституция, которую в 1993 году нам было предложено принять как основной закон нашей страны, запрещает иметь идеологию, понимание, что хорошо и что плохо, а в Церкви это всегда было и всегда будет, недаром Церковь – это Тело Христово, а Христос – это Путь, Истина и Жизнь.

– Сегодня мы празднуем память святителя Василия Великого, который более всего прославился, наверное, тем, что определил термины в церковных спорах. Давайте мы тоже определимся с терминами. Когда мы говорим о государстве и когда говорим о Церкви, что именно мы подразумеваем.

– В первую очередь надо обращаться к первоисточнику, которым для нас является Священное Писание. В нем государство начинается с города, а первый город был основан Каином,для того чтобы защититься от кажущейся ему враждебной среды. Поскольку сам он стал убийцей, то стал считать, что вокруг множество убийц. И вот это ощущение опасности, того, что вокруг враги, – одна из характеристик при формировании государства. С другой стороны, Библия говорит нам о Палестинском государстве, в котором Израиль стал государством теократическим и во главе его был божественный закон, который возвещался через судей, а потом были разного рода трансформации этого и других государств.Поэтому, когда мы со всем этим сталкиваемся, то должны изучать на каком этапе и в каком состоянии находится то государство, о котором идет речь. В частности, наше с вами государство называется Российская Федерация и за последние 300 лет оно прошло через много разных состояний. Начиная с основателя нашего города Петра Алексеевича Романова, который решил подчинить Церковь государственным интересам, лишил Церковь патриарха, Причастия, лишил ее соборности, запретив возможность созыва Соборов, ликвидировал тайну исповеди, и,соответственно, 1917 год стал неизбежным.

Пройдя через горнило испытаний, кровь, изгнание в XX веке, мы сейчас стоим на развилке, которая была почти сто лет назад, в 1917 году. Сейчас нас не гонят, и государство обращается к Церкви как к институту гражданского общества с просьбой взять на себя какие-то социальные функции: попечение о больных, бедных, брошенных и ждет от нас их выполнения. Но мне кажется, что у Церкви есть задача гораздо важнее – дать осознание понимания жизни:для чего все-таки существует объединение людей и что надо делать, чтобы оно было по человеческим законам, а не по формальным. Ждать от государства рая на земле – наивность, может быть, даже ересь, достаточно, чтобы было меньше ада. С одной стороны,Церковь– это часть общества, объединенная верой,таинствами, но при этом это она и то священное, что мы знаем как священнослужители в литургии, что объединяет нас в Чаше Причастия. То есть мы тело Христово и поэтому обладаем истиной. И если мы этой истиной не делимся, то ответственны за то, что происходит вокруг нас. Мы от рождения наделены от Отца Небесного дарами,Господь не может делать брака, Он все делает совершенно,значит каждый из нас изначально гениален, каждый обладает абсолютной эксклюзивностью. И задача Церкви –таинствами, внушением, сопровождением помочь каждому развить свою гениальность, свое предназначение. Тогда человек сможет отдать очень много. И если каждый из нас будет отдавать, заботясь о других, то и другие будут заботиться о нас. А если мы по логике, навязанной миру извне, каждый будет думать только о себе, то получится, что не все будут заботиться о тебе, а только ты один. Сколько же мы проиграем! И если мы уходим от первоисточников: Библии, Священного Писания,то забываем самые главные основы бытия. Когда я преподаю в Академии государственной службы, духовной академии, спрашиваю слушателей, какая заповедь была первой (по тексту) была дана Творцом людям.

– Плодитесь и размножайтесь.

– Конечно. Но, к сожалению, в Академии государственной службы никто из людей с высшим образованием и большим опытом работы (потому что на переподготовку приходят уже действующие государственные служащие высокого ранга) за шесть лет не ответил мне правильно. В духовной академии правильно ответили всего три раза. Вы –четвертый. Император Николай II определял эффективность деятельности губернаторов по приросту коренного населения губернии, где тот служил. А если всего этого не понимать, очень скоро мы просто перестанем существовать на земле. И именно по этой заповеди мы можем судить о той толерантности, поликультурности, которая нам предлагается иными странами и которая приводит нас, как в Содоме и Гоморре, к исчезновению. Поэтому для нас очень важно базироваться на самых проверенных ценностях и источниках.

Мое первое образование – физик-ядерщик. Даже в советское идеологизированное время в области естественных наук все-таки не принято было лгать, потому что солжешь – и не полетит ракета, не поедет паровоз. Там все законы очень объективны, в частности, третий закон Ньютона: любое действие родит противодействие, любое насилие дает свою отдачу. Поэтому системный подход и объективность в оценке процессов помогли мне при написании кандидатской диссертации по богословию и философии и, соответственно, помогли понять, как наше государство дошло до такой жизни и что можно было бы сделать для изменения ситуации. Тем более сейчас очень благоприятная ситуация – всеми признаваемый кризис, а кризис по-гречески означает «суд». И суд – это не только наказание, а в первую очередь реальная оценка того, кто что сделал, кто чего стоит и что надо сделать, чтобы это изменить.

– Сейчас часто декларируется, что Церковь и государство отделены друг от друга, но возникает вопрос: если государство – это люди, и Церковь тоже люди, то неужели это две разные группы, отделенные друг от друга? Ведь этого не может быть?

– Конечно, нет. Если мы рассматриваем государство юридически, как некую корпорацию сообществ, связанную между собой определенными законами для определенных земных целей, то должны помнить, что Церковь – это в первую очередь высшие, духовные ценности. Конечно, через аскетику, пост они ориентируются и на тело, но опосредованно,и этим как раз взаимодополняют друг друга. В этом смысле очень полезно отделение Церкви как института, содержащего свои собственные священные и таинственные предназначения, от государства, с тем чтобы государство не имело права влиять на эту священную сторону. Это то, что у протестантов, к сожалению, как раз было нарушено, и то, что император Петр Алексеевич, смотря на просвещенную Европу, пытался нам навязать. Соответственно, в этом смысле отделение хорошо.

Тоже самое если Церковь, как институт гражданского общества, одной из своих земных ипостасей попытается непосредственно влиять на государство, управляя им, то появится соблазн папизма – теории «двух мечей» о том, что папа обладает не только духовной, но и светской властью и впрямую влияет на политические решения – что также крайне опасно. Потому и в этом смысле юридическое разделение Церкви и государства тоже очень полезно. Но, конечно, при этом люди как члены Церкви и члены государства – это одно общество, которое, с одной стороны, также должно быть защищено государством в своих правах, и с другой – влияет на государство как источник власти. Потому что из Конституции вы знаете, что единственным источником власти нашей страны является многонациональный народ, значит, мы с вами. И на нас с вами лежит полная ответственность. А то, что при этом мы еще и члены Церкви: молимся в ней, совершаем таинства, значит, что мы составляем тот самый многоипостасный организм, который в своем таинственном не связан с государством. Однако в реализации плотской, человеческой мы обязаны влиять и взаимодействовать с государством.

В«Основах социальной концепции Русской Православной Церкви», принятой уже более 10 лет назад, сказано, что если у человека есть дар или харизма быть лидером, быть ответственным за других людей, то мы обязаны его направлять на такое служение. Ведь тот же самый государственный служащий называется так потому, что, по словам Спасителя, если хочешь быть первым, будь всем слугой. Если ты этого не делаешь, значит ты несешь за это ответственность, значит ты не смиряешься перед Богом, перед теми талантами, которые Он тебе дал. Просто здесь очень важно, чтобы это смирение было настоящим, дерзновенным – как в словах литургии «и сподоби нас со дерзновением». Но с другой стороны, мы не должны приписывать себе заслуг, которых этими талантами достигаем. Мы должны понять, что как наши таланты получены от Бога, так и наши заслуги и дела получены тоже от Него.

В этом смысле Александр Невский –замечательный пример совмещения государственного деятеля с очень верующим членом Церкви. Он понимал, какие ценности важны для государства и поэтому с мечом отстаивал их от чуждых ценностей, но при этом готов был откупаться материальными благами от тех, кто не посягал на духовную часть.

– В православной среде существует стереотип отрицательного отношения к демократии вообще. Но если мы отрицаем демократический аппарат, можем ли мы как-то влиять на жизнь в обществе и государстве?

– Вы сразу применили несколько терминов, которые настолько общи, что скрывают детали и часто скрывают суть. Все-таки православное общество делится на тех, кто доверяет Богу, и тех, кто исполняет обряды. Тех, кто понимает, что Бог – это любящий Отец, наделяющий талантами и просящий ими делиться со всеми остальными (именно поэтому, имея одного Отца, мы все братья и сестры во Христе). А также на тех, кто считает, что Бог – это некий тиран, которому надо правильно послужить (правильно поставить определенное количество свечей, прочитать нужное количество молитв как заклинаний) и тогда получишь от Него что-то для себя, чтобы другие не мешали. Тогда можно других осуждать, говорить, что они не такие воцерковленные и не такие хорошие. И это уже два сообщества, вроде бы православных. Поэтому я всегда говорю, что надо обращаться к первоисточникам: Евангелию и церковным текстам молитв, богослужения.

Надо понимать, что нет власти не от Бога и что то же самое слово «демократия» очень многозначно и многоразлично. При том же самодержавии у нас было очень развитое местное самоуправлении. При безусловном подчинении главных вопросов, которые решались централизованно через императора, города управлялись через своих свободно избираемых представителей. В каждой губернии было дворянское собрание, дворянский предводитель, у купцов были свои гильдии, у мещан – свои структуры, и это позволяло на местах решать насущные проблемы. Это, кстати, то, что с 1998 года, когда мы приняли закон о местном самоуправлении на муниципальном уровне, позволяет нам решать вопросы жизнеобеспечения, но в основном мы это не используем. Когда мне говорят, что на конкретном православном приходе есть много социальных проектов: о воскресной школе, занятиях с детьми, с обездоленными, но на них нет денег, то я говорю, что у нас есть муниципальный совет, обладающий бюджетом. Ведь по конституции муниципальная власть и местное самоуправление не входит в систему государственной власти. Оно абсолютно независимо, зависит только от нас с вам. Значит, если мы знаем, как принимается бюджет следующего года: где-то в ноябре-декабре, то должны с мая озаботиться этим вопросом.Изучив прошлый бюджет, посмотрев статьи и поняв, каков вообще бюджет, какие в нем вопросы, подготовить предложения по нашим социальным вопросам, и тогда это будет принято. Дальше нам надо просто правильно все делать и отчитаться за каждую копейку, потому что нельзя относиться к этому безответственно. Так у нас будет возможность увеличивать финансирование того, что мы делаем. Лишь бы мы с молитвой и ответственностью совершали наше служение. И это один из способов влияния на государство, один из путей влияния на изменение ситуации в нем – «спасайся сам и тысячи вокруг тебя спасутся», как говорил преподобный Серафим Саровский.

Когда у Иоанна Предтечи спрашивали, как спастись, он отвечал: «Делайте свое дело правильно. Собирайте правильно налоги: не берите лишнего. Солдаты, защищайте Родину и делайте это ответственно». Не надо каких-то сверхтаинственных усилий, не надо подвигов. Ведь часто героизм – следствие чьих-то ошибок. Сейчас Святейший Патриарх награждал полицейского, который разделся на трассе, но это произошло потому, что в этом месте не было заранее приготовлено готовой помочь техники, не было предусмотрено способов, которые не допустили бы такой ситуации. И этому полицейскому пришлось за все это отвечать и терять палец. А ведь предусмотреть это заранее не так сложно, если своевременно подумать. С одной стороны, конечно, надо поощрять героизм, потому что, как говорил Господь, нет большей жертвы чем жизнь свою за други своя отдать, но надо и разбираться с теми, из-за чьей ошибки человеку пришлось отдавать свою жизнь. И надо думать, что сделать для того, чтобы не пришлось отдавать своей жизни в таком прямом телесном смысле. Ведь человек должен отдавать себя, сгорая не одномоментно, а гореть всю жизнь, отдавая свои таланты другим, будучи самым гениальным, плодовитым и жизнеутверждающим художником или самым лучшим слесарем, который делает такие вещи, которые больше не может сделать никто.

Каждый из нас, реализуя себя максимально, фактически создает преддверие Царства Небесного. Это будет не государство, а именно деятельность отдельных людей, отдельных личностей. И в этом смысле Церковь – когда она настоящая, когда она христианская – это сообщество уникальных личностей, объединенных Христом, а не толпа людей, которых гонят как стадо, которые обязаны выполнять совершенно одинаковые действия и не дай Бог сделать шаг влево или вправо. К сожалению, иногда так бывает, ведь враг не спит, а пытается разрушить, остановить нас. И когда мы слышим окрики: почему ты такая пришла, куда ты идешь, почему три дня не постилась, а лезешь к Причастию,иди вычитывай все правило – все это страшные по последствиям вещи. И нам надо все это осознать, а когда мы это осознаем, тогда сможем наше государство изменить, тогда сможем дать ему тех людей, которые действительно будут способны им управлять, которые действительно смогут сделать служение людям делом всей своей жизни, как это сделали Александр Невский, Суворов, Ушаков и наш последний святой император Николай. Тогда действительно Русь станет святой.

– Появляется масса вопросов, и один из них таков: сейчас в нашем обществе наблюдается огромное расслоение по финансовому состоянию, и Церкви так или иначе приходится находить общий язык с каждым из слоев. Но, к сожалению, получается, что когда Церковь вступает в диалог с состоятельными людьми, ее начинают осуждать менее состоятельные, когда же она начинает вести диалог с людьми менее состоятельными, проекты так или иначе проваливаются из-за нехватки финансов.

– Почему мы говорим, что должны работать с состоятельными людьми? Потому что нам кажется, что других источников у нас не будет. На самом деле, бюджет страны и бюджет муниципальных образований в нашем с вами распоряжении. Поэтому мы не зависим от отдельных меценатов или отдельных состоятельных людей. Второе: слава Богу, что у нас в стране кризис, поскольку он очень быстро меняет ситуацию. Как Вы поняли из моей биографии, через меня прошло много и богатых, и состоятельных, и политически значимых людей, и я отслеживаю их судьбы и вижу, как те, кто нарушая где-то заповеди, где-то логику, сумели стать состоятельными в начале 90-х, сейчас разоряются, причем очень серьезно. И наоборот, те люди, которые сумели получить правильное образование, осознать свой талант и дар, когда они добросовестно и качественно исполняют свое дело, сейчас становятся состоятельными людьми. Без кризиса им это было сделать тяжело, потому что на том месте, где они предлагают свои услуги, были либо дети тех, кто занял в начале 90-х соответствующие должности, либо иностранные поставки, и в этом отношении санкции – просто замечательная вещь: они расчистили поле, на котором мы можем предлагать свои товары, услуги, свои новые продукты. Поэтому расслоение сейчас становится живым, оно не мертвое, оно меняется.

Важно помнить, что когда Господь говорил, что богатому очень трудно войти в Царство Небесное, не потому, что богатые прокляты свои богатством, а так как первоначальное и правильное понимание этих слов таково: надеющемуся на богатство трудно войти в Царство Небесное. Потому что Господь говорил: «Где богатство ваше, там и сердце ваше». И если мы считаем, что главное богатство – это деньги, которым мы служим, то что нам делать в Царстве Небесном? Мы прикованы кандалами к этим сокровищам, как Скупой рыцарь у Пушкина. Но мы должны понимать, что богатство и финансовые средства – это способ служения людям, способ изменения действительности, исправления каких-то некрасивостей. Если ребенок родился среди помойки, но поднялся и сумел превратить эту помойку в цветущий сад – это же здорово. И он сам доволен, хотя, может быть, и остался состоятельным человеком, но воплотил это состояние в добрые дела. Я знаю таких людей, которые внешне будучи очень состоятельными, на самом деле аскеты в быту и понимают, что им придется отвечать за те средства, которые им даны. И в этом смысле деньги не роскошь, которую надо воплотить и прикрыть свое ничтожество и неполноценность, а воплощенный труд, который надо переплавить еще во что-то. То есть ты получил за свои способности, за свои таланты продукты и сумел на это сделать новые продукты и помочь другим – тогда у тебя нет этого денежного проклятия. Когда ты ставишь себя служителем капитала, деньги для тебя основа жизни, а главный жизненный принцип – «бери от жизни всё», понятно, что тогда ты будешь врагом остальных, так как они тебе мешают. А если ты понимаешь, что только вместе можно заработать, как в правильных колхозах и кооперативах...

В начале 20-х годов, когда наш экономист Чаянов предложил свою потребкооперацию, страна, разрушенная военным коммунизмом, очень быстро стала развиваться и экономически оформилась. Надо помнить, что экономика – это не те переливающиеся финансовые потоки, как сейчас, а домостроительство, и само понятие «икономия» – церковное. Мы действительно икономны, когда мы домостроители и понимаем, что первая заповедь «плодитесь и размножайтесь» означает, что главная задача – это родить детей, дать им образование, и не только как интеллектуальное образование или профессиональное натаскивание на конвейер, а как реализацию образа Божия, максимальную реализацию талантов, данных при рождении, и такое образование должно быть индивидуально, качественно, должно поднимать ребенка, а не забивать его муштровкой, лишая образа Божия и превращая в несчастное создание, которое потом готово либо вырваться и отомстить всему миру, либо, к сожалению, повредить психику, что мы сейчас часто видим. В этом отношении как раз Церковь и может многое делать.

Моя бабушка Антонина, 1911 года рождения (сейчас ее нет в живых), закончила всего четыре класса церковно-приходской школы. Но более мудрого, более цельного человека я, наверное, не встречал, только еще своего духовника отца Василия Лесняка. Хотя я общался и с академиками, и с профессорами, и с большим количеством политиков. Вот что такое церковно-приходская школа. В том числе она помогает создать человека, независимого от глупости, независимого от манипуляций, от тех, кто желает поработить и превратить тебя в винтик, в источник капитала для себя. Потому что главный капитал, в самом общем и самом правильном смысле,– это именно личностное богатство, личностное отличие от всех остальных. Потому что чем более ты отличен в своем служении, тем более ты нужен всем остальным, значит ты обладаешь той уникальной краской, тем уникальным звуком, без которого общая симфония и общая картина мира будет недостаточной. Поэтому ад – это всегда серость, а рай – это всегда многоцветие.

– Но, так или иначе, Церковь всегда будет для многих как бельмо на глазу.

– Для тех, кто хочет только серости, хочет только для себя, для них, конечно, Церковь будет враг. На каждой литургии мы говорим слова «будете гонимы», и мы, конечно, будем гонимы, но это не означает, что нас смогут прогнать, потому что с нами Бог, с нами Христос. Они будут пытаться, как извечно пытается враг, но если мы с Богом, если доверяем Ему, не уходим от Него, не общаемся со змеем, а доверяем Отцу Небесному, то что бы ни делал дьявол, все это будет не более чем дым. «Да расточатся врази Его...» Это надо помнить и не надо бояться. Когда мы начинаем бояться, значит враг уже побеждает. В любом единоборстве известно, что как только человек начинает пугаться, он уже практически проиграл. Поэтому очень важно, что наши таинства, наше частое причастие, наша открытость Богу помогают нам напитаться любовью, напитаться радостью, а без этого мы ничего не сможем. Поэтому главная задача Церкви – воодушевить человека, очеловечить его.

Если Сам Христос для Бога Сын человеческий, значит нам с вами надо осознать, что «человек» звучит гордо не только по Горькому, но мы по-настоящему богоподобны, и поэтому нельзя лениться, поэтому стыдно врать, стыдно красть, стыдно делать не то, для чего ты создан, а говорить, как все: пойду в юристы, пойду в экономисты. Но если ты создан художником, если ты создан уникальным слесарем... Когда я стал студентом Политехнического института, то первые два года параллельно с этим был дворником. И когда учился в аспирантуре и у меня уже была первая дочка (всего их у меня три), я тоже работал дворником. Когда я работал, было раннее утро, пели птички, а я очищал место и видел, как уходит грязь, то понимал, что дворник – это замечательная профессия, очень чистая. Скажем, до революции и даже до войны дворник был хозяином двора, его все уважали: он открывал и закрывал двери, смотрел за детьми, чтобы с ними ничего не случилось, следил за незнакомцами, заходившими во двор, и уберегал от них; смотрел за тем, что необходимо всему дому с точки зрения отопления, вентиляции и т.д., то есть это очень серьезная работа в этом самом домостроительстве, этой самой икономии. Если ты делаешь это ответственно, как перед Богом, тогда тебя любая работа будет очень вдохновлять и поднимать, потому что смертельно опасно делать нелюбимую работу. Как-то я слушал радио «Эхо Москвы» (иногда надо знать, что говорят другие), там любят делать опросы, и один из них был на тему«Как вы относитесь к своей работе?» И вот аудитория «Эха Москвы» ответила таким образом, что 95% ненавидит свою работу. Потом я это совместил – как физик, я люблю работать с цифрами системно – с тем, на какой день недели падает пик смертей от сердечно-сосудистых заболеваний в трудоспособном возрасте. Это понедельник с 9 до 11 утра – начало рабочей недели. То есть ты настолько ненавидишь свою работу, что даже начать ее для тебя уже стресс. Ты сам себя убиваешь, делая не свою работу. Поэтому надо обязательно найти свою работу. Это надо не кому-то, это необходимо тебе. Тогда ты будешь жить долго, будешь жить счастливо, вокруг тебя все будет расцветать, и, по Серафиму Саровскому, спасая себя, реализуя и восстанавливая себя, ты сделаешь счастливыми тысячи вокруг тебя.

Сейчас в нашей стране как раз тот момент, когда каждому из нас предоставлена такая возможность. Если мы перестанем хныкать, перестанем смотреть телевизор и лишаться творческой энергии, тратя время с теми манипуляторами, которые пытаются с помощью телевидения принизить нас, сделать одинаковыми, подчиненными, мы сможем опять сделать нашу страну самой великой не только по территории.

– Наверное, слова Серафима Саровского «спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи»– одни из самых простых и одновременно одни из самых сложных.

– Так всегда бывает. Я всегда отличаю от Господа что-то или от Его противника по тому, насколько это логично и насколько последовательно. Чем это логичнее и последовательнее, тем это дальше от Бога. У Господа всегда есть антиномия, всегда есть совмещение несовместимых понятий, как в Самой Троице Единосущной и Нераздельной. А как иначе?..

– Многие наши соотечественники, формально называющие себя православными, все-таки воцерковляются, приходят в храм, и, конечно, первым стремлением является желание несколько отделиться от общества: я теперь православный, а они все не такие.

– Это типичное сектантство, никакого отношения к православию не имеющее.

– Но тем не менее это достаточно распространенная позиция. Как ее преодолеть и как расположить людей к миру, чтобы не вообще спасать мир, но спасать его через себя?

– Наверное, все-таки это возможно только личным примером. Нельзя только по книжкам стать церковным человеком – надо обязательно лично встретиться с праведником, увидеть на личном примере, что можно в этом мире, при этом количестве неправды, нечистоты, влияния денег жить по-другому – жить во Христе. И как только ты это понимаешь на примере одного праведника, тебе открывается, что большинство людей все-таки живет во Христе, но при этом боится в этом признаться и пытается внешне подстраиваться под общее мнение, под общую ситуацию, опасаясь, что если жить иначе, то их могут не понять и растоптать.

Могу привести личный пример. Примерно в 2007-2008 году, когда я был советником председателя Совета Федерации, то в частности помогал создать технопарк для программистов – место, где несколько тысяч программистов могут выполнять очень большие задачи. Потому что большая программа – это человеко-часы: то есть чем больше программистов начинают работать над поставленной задачей, тем быстрее они ее решат, а она не устареет. Когда программистов мало, даже если они самые гениальные, они будут делать это очень долго, и это будет бессмысленно. В Индии технопарки доходят до 10 тысяч программистов, и хотя они делают, может быть, и не очень совершенные программы, но зато очень быстро. У нас гораздо более компетентные программисты, но сами фирмы небольшие. Поэтому и была поставлена задача создать в Петербурге технопарк на 3-4 тысячи программистов. Была создана международная конференция, на которую меня пригласили, и я приветствовал ее от лица председателя Совета Федерации. Потом меня посадили за стол с владельцами и управляющими самыми крупными компаниями. В таких случаях я всегда говорил, что у меня есть богословское образование и если у кого-то есть вопросы, то, пожалуйста, задавайте их. И вот во время трехчасового обеда каждый сидящий за столом брал меня за лацкан, отводил в угол и говорил: «Вот знаете, я верю в Бога, а все остальные нет. Знаете, как тяжело мне, верующему, с ними, неверующими, себя вести?» И так сказал каждый!.. Если бы они осознали, что откройся они,то не надо будет подстраиваться и мимикрировать, не надо будет продолжать эту нравственную шизофрению: в Церкви я один, а вышел сюда и вынужден как-то меняться.

Думаю, что большинство людей живет во Христе, иначе мы бы не выжили. Только надо еще не скрывать это, не пытаться обвинять других людей в том, что они не такие, что плохие: это осуждение, один из грехов. Поэтому, как только мы перестанем осуждать, будем видеть в людях только хорошее... Нас научили видеть плохое, научили осуждать, в атеистическом государстве это было понятно, а теперь надо научиться видеть только хорошее, что полезно даже с практической точки зрения. И тогда вы увидите, что мир – это цветущий сад, а люди, увидев ваше отношение, вашу доброжелательность, открытость, тоже вам откроются.

У аввы Дорофея есть рассказ о том, как святой Макарий со своим учеником встречают на своей дороге жреца, который несет какое-то бревно. И только что воцерковленный ученик подскакивает к нему и начинает обвинять: «Ах ты, безбожник, греховодник» и так далее. Естественно, он получает за это от жреца и, плача, убегает, а святой подходит к жрецу и говорит: «Спасайся, трудолюбец». Тогда тот оставляет бревно, начинает беседовать с ним уважительно и, скорее всего, впоследствии сам приходит к Богу. Вот два варианта отношения к людям. Поэтому естественно, что враг пытается нам внушить, что Церковь – это нечто таинственное, нечто закрытое, технически сложное, где, если ты прочитал соответствующие «инструкции»– книжки, то уже отделил себя от других и можешь свысока на них смотреть. Ведь Христа распинали потому, что Он показал, что это не так, не надо быть кастой: ходить с воскрылиями, отделять себя от всех и управлять всеми, а надо служить всем, открываться перед всеми, потому что у нас один Небесный Отец, Который нас видит и даст гораздо больше, если увидит, что мы заботимся друг о друге. Ведь каждому отцу очень больно видеть, как дети ссорятся между собой, как каждый тянет игрушку к себе. Как же можно дать им еще, если они опять передерутся? Дать можно только тем, кто делится, кто помогает, сотрудничает. В этом смысл, и в этом нет ничего сложного. Поэтому радость Церкви в том, что любовь – это Бог, а не искусственно вызванное чувство.

Часто люди говорят: «Я не умею любить, каюсь в этом». Так ты прими в Причастии Господа и оставь Его в себе. Если быстро ушло (через три дня обычно), то срочно беги и опять причащайся. Если опять не получается, то каждый день причащайся, пока не почувствуешь в себе радость, пока не почувствуешь явственно, что такое быть со Христом. Когда ты почувствуешь это, то будешь бояться потерять. И тогда ты в других людях увидишь хорошее, потому что будешь смотреть на них глазами Христа. Тогда будешь другим открываться и служить, потому что будешь сильным. Потому что когда ты слаб, когда лишен этой радости и еле волочишь свои ноги (в духовном смысле), то, как загнанный человек, огрызаешься, гневаешься, а это сразу вызывает такую же реакцию – и тогда пошло-поехало... Поэтому рецепты у нас очень простые, мы это знаем.

– Прошу Вас в заключение дать некое наставление, как нам себя самоосознать в государственном плане.

– В первую очередь мы должны осознать, что эта земля дана нам и мы ее хозяева. Если мы от нее по любой причине: потому что нам внушили, мы сами испугались или нас неправильно воспитали, отрекаемся от нее, считаем, что она какая-то чужая, государственная, кто-то другой ей управляет, тогда мы ее и лишимся, загрязним, неправильно используем, соберемся в города и будем здесь жаться и мешать друг другу, вместо того чтобы работать больше и осваивать эту землю, конечно, при этом и получая образование, и осваивая технологии. Чтобы не получилось, что нас рассеяли только как крестьян, а высокотехнологические вещи будут где-то у других. Каждому надо реализовывать свой талант, каждому необходимо ощутить, что только любимая работа может приносить и достаток, и достоинство, и богоподобие, и, соответственно, внутреннюю силу, которая была у всех верующих ученых, таких как: академики Павлов и Бехтерев, нынешние ученые.

Важно поверить в себя, но при этом понимать, что ты образ Божий и создан Господом, нам надо доверять Богу, а не просто знать о Нем. Дьявол тоже знает, что Бог есть, но этого мало. Надо доверять Богу как Отцу. И когда мы научимся этому, мы столько получим от Господа, что сможем делиться со всем миром.

– Час пролетел так незаметно. Благословите, батюшка.

– Господь всех благословляет на все доброе, на все, что помогает нам стать богами.

 

Ведущий: Михаил Кудрявцев
Расшифровка: Ксения Сосновская

По благословению настоятеля Храма Рождества Иоанна Претечи в д. Юкки протоиерея Григория Григорьева.
2007-2019 © Приход Храма Рождества Иоанна Предтечи в д. Юкки
2013 © EasyDraw. Создание сайтов
Яндекс.Метрика    Православие.Ru       Яндекс цитирования