Сайт Храма Рождества Иоанна Предтечи в Юкках :: Беседы с батюшкой. Великий пост - великая радость. Выпуск 22 февраля 2018 г.
РПЦМОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТСАНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ МИТРОПОЛИЯВЫБОРГСКАЯ ЕПАРХИЯ
Храм Рождества Иоанна Предтечи в д. Юкки

Вход   

НОВОСТИ
11 сентября 2019 г.
12 сентября Правосланая Церковь празднует перенесение мощей блгв. кн. Александра Невского (1724 г.)

10 сентября 2019 г.
11 сентября отмечают день Усекновения главы Иоанна Предтечи и Всероссийский День Трезвости.

06 сентября 2019 г.
С сентября 2019 г. начинает работу православный клуб «СУББОТНИЕ ВСТРЕЧИ». Приглашаем всех желающих принять участие в наших встречах.

03 сентября 2019 г.
В нашем Храме уже много лет, под руководством опытных регентов, существует детский хор. Приглашаем всех желающих петь!

02 сентября 2019 г.
С сентября 2019г. начинает работу православный клуб «СУББОТНИЕ ВСТРЕЧИ».




Православная местная религиозная организация
«Приход Храма Рождества Иоанна Предтечи в деревне Юкки»

Беседы с батюшкой. Великий пост - великая радость. Выпуск 22 февраля 2018 г.


В петербургской студии нашего телеканала на вопросы отвечает протоиерей Григорий Григорьев, доктор богословия, заслуженный врач РФ, профессор, д.м.н., психотерапевт-нарколог, преподаватель Санкт-Петербургской православной духовной академии, настоятель храма Рождества святого Иоанна Предтечи в деревне Юкки.

– Мы продолжаем цикл передач «Ветер радости», и наша сегодняшняя тема «Великий пост – великая радость». 

– Дорогие братья и сестры, вы знаете, что каждый последний четверг месяца в цикле передач «Беседы с батюшкой» – наша передача «Ветер радости». Ветер радости – это Господь, наполняющий паруса души каждого человека. Почему «Ветер радости»? Мы живем во время Первого Пришествия Христа, когда Господь является любящим Отцом.

И вот чтобы понять, что пост – это время великой радости, я сегодня хочу вспомнить нескольких святых, начиная с ветхозаветного пророка Исаии (что именно он говорил о посте) и кончая современными. Начну с пророка Исаии. Хочу процитировать очень кратко то, что он говорил о посте, тогда не было Великого поста – просто о посте: Взывай громко, не удерживайся; возвысь голос твой, подобно трубе, и укажи народу Моему на беззакония его, и дому Иаковлеву – на грехи его. Они каждый день ищут Меня и хотят знать пути Мои, как бы народ, поступающий праведно и не оставляющий законов Бога своего; они вопрошают Меня о судах правды, желают приближения к Богу: «Почему мы постимся, а Ты не видишь? Смиряем души свои, а Ты не знаешь?». – Вот, в день поста вашего вы исполняете волю вашу и требуете тяжких трудов от других. Вот, вы поститесь для ссор и распрей и для того, чтобы дерзкою рукою бить других; вы не поститесь в это время так, чтобы голос ваш был услышан на высоте (Ис. 58, 1–4).

Пророк Исаия обличает ветхозаветных иудеев, которые соблюдали именно внешнюю часть поста, но духовно не изменялись. Далее он говорит следующее: Таков ли тот пост, который Я избрал, в день, в который томит человек душу свою, когда гнет голову свою, как тростник, и подстилает под себя рубище и пепел? Это ли назовешь постом и днем, угодным Господу? Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо; раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его, и от единокровного твоего не укрывайся.

Тогда откроется, как заря, свет твой, и исцеление твое скоро возрастет, и правда твоя пойдет пред тобою, и слава Господня будет сопровождать тебя. Тогда ты воззовешь, и Господь услышит; возопиешь, и Он скажет: «Вот Я!». Когда ты удалишь из среды твоей ярмо, перестанешь поднимать перст и говорить оскорбительное, и отдашь голодному душу твою и напитаешь душу страдальца: тогда свет твой взойдет во тьме, и мрак твой будет как полдень; и будет Господь вождем твоим всегда, и во время засухи будет насыщать душу твою и утучнять кости твои, и ты будешь, как напоенный водою сад и как источник, которого воды никогда не иссякают.

И застроятся потомками твоими пустыни вековые: ты восстановишь основание многих поколений, и будут называть тебя восстановителем развалин, возобновителем путей для населения. Если ты удержишь ногу твою ради субботы от исполнения прихотей твоих (то есть речь идет о субботнем посте) во святый день Мой, и будешь называть субботу отрадою, святым днем Господним, чествуемым, и почтишь ее тем, что не будешь заниматься обычными твоими делами, угождать твоей прихоти и пустословить, – то будешь иметь радость в Господе, и Я возведу тебя на высоты земли и дам вкусить тебе наследие Иакова, отца твоего: уста Господни изрекли это (Ис. 58, 5–14).

Пророк Исаия как бы и нас обличает этими своими словами – мы иногда постимся как ветхозаветные иудеи: у них всего лишь речь шла о посте в субботу, который призывал хотя бы один день в неделю совершать добрые дела, помогать бедным, быть братом всем окружающим людям, и если человек исполнит хотя бы это, и дух любви к окружающим (возлюби ближнего, как самого себя) будет хотя бы раз в неделю – то будешь иметь радость о Господе. Это ветхозаветный пророк, VII век до нашей эры.

Что же говорит митрополит Антоний Сурожский о современном Великом посте? Короткая цитата: «В отличие от того, что считают и чувствуют многие, период духовного напряжения Великого поста – это время радости, потому что это время возвращения домой, время, когда мы можем ожить. Это должно быть время, когда мы отряхиваем с себя все, что в нас обветшало и омертвело, для того чтобы обрести способность жить, – жить со всем простором и глубиной, к которым мы призваны. Пока нам недоступен, непонятен этот момент радости, у нас будет получаться чудовищная и кощунственная пародия, мы, будто бы во имя Божие, превратим жизнь в сплошное мучение для самих себя и для тех, кому придется расплачиваться за наши бесплодные потуги стать святыми».

Приснопамятный Владыка Антоний говорит, что если нет радости в посте, то такой пост не пойдет на пользу, не даст нам возможности избавиться от ветхого человека. Пост – это время жизни по заповедям Божьей любви, это время, когда человек любит Бога и ближнего, как самого себя. Если мы этого не достигаем, если мы только соблюдаем ветхую часть поста, если мы ограничиваем себя и своих близких без духа любви, то такой пост будет только в осуждение.

Вспоминается такая притча: разбойники напали на странника, убили его и ограбили. Когда они заглянули в его котомку, там был кусок хлеба и кусок сала. Разбойники были очень голодны и съели хлеб, а сало есть не стали, потому что был Великий пост, и есть сало в пост – это великий грех.

Мы с вами не уподобляемся ли ветхозаветным иудеям и тем разбойникам, которые убивают ближних своих всяким словом, сказанным с гневом, с раздражением? Очень хорошо бы, чтобы мы об этом подумали.

 Вопрос телезрительницы из Санкт-Петербурга: «Сейчас Великим постом в будние дни на службах в храмах читаются отрывки из ветхозаветных книг пророков. В частности, у пророка Исаии упоминается имя Господь Саваоф. Мне непонятно, кто это, что это?»

– Великим постом мы читаем Исход, читаем, как был сотворен мир, читаем об Адаме, о райском саде, в том числе читаем и пророка Исаию. У Бога было несколько имен, и одно из имен было Саваоф. Но на самом деле мы знаем, что Бог есть любовь. Бог – это ветер радости, ветер, который охватывает всю Вселенную… Но для нас, новозаветных христиан, для христиан, живущих в духе Божественной любви, Бог – это любовь, Бог – это ветер радости.

Я хочу продолжить мысль, что Великий пост – время великой радости, и процитировать некоторые мысли из дневников протопресвитера Александра Шмемана, который следующим образом оценивал духовное состояние современных людей: «Начало “ложной религии” – неумение радоваться, вернее – отказ от радости. Между тем радость потому так абсолютно важна, что она есть несомненный плод ощущения Божьего присутствия. Нельзя знать, что Бог есть, и не радоваться. И только по отношению к ней – правильны, подлинны, плодотворны и страх Божий, и раскаяние, и смирение. Вне этой радости они легко становятся “демоническими”, извращением на глубине самого религиозного опыта. Религия страха. Религия псевдосмирения. Религия вины: всё это соблазны, всё это “прелесть”. Но до чего же она сильна не только в мире, но и внутри Церкви... И почему-то у “религиозных” людей радость всегда под подозрением. Первое, главное, источник всего: возрадуется душа моя о Господе, как говорит псалмопевец. Страх греха не спасает от греха. Радость о Господе спасает».

Великий пост – это время восстановления радости о Господе, поста от греха, время не нарушать Божиих заповедей, жить в духе Божественной любви. Если мы не находим в себе этой радости, то следует задать вопрос: почему мы ее потеряли?

Вопрос телезрительницы из Ростова-на-Дону: «В первую очередь я хочу поблагодарить отца Григория за его программу, я ее слушаю с великим удовольствием. И диакона Михаила. А вопрос мой вот в чем. Меня давно мучает, что в пост люди устраивают поминки с размахом, с мясом, с выпивкой и все такое. У моей кумы сегодня умерла подружка, мы с ней общались, и как раз на Великий пост нам выпадает устраивать поминки. Если устраивать так, как у нас привыкли русские люди, есть ли смысл в этом? Примет Бог наши просьбы? Хочу отца Григория об этом спросить. Думаю, что не только у меня такой вопрос».

– Вы как бы проиллюстрировали то, что я говорил. Для нас самое главное Великим постом никого не осуждать. Многие святые отцы, которые оказывались в гостях (в том числе на поминках) в Великий пост, старались не выделяться, никому не делать замечаний, и даже иногда принимали мясо, а потом голодали по нескольку дней, чтобы искупить это.

Все-таки любовь должна побеждать. Я не хочу сказать, что правильно устраивать поминки и пиршествовать во время Великого поста, вовсе нет. Но если люди это совершают по незнанию, по неведению, по непониманию, то грех этот можно назвать извинительным. Господь так и говорит: «Если человек совершает грех и не знает, то будет бит меньше. Если человек знает и совершает, то будет бит больше». Самое главное, чтобы мы, православные христиане, не устраивали этого. И самое главное, чтобы мы не осуждали таких людей.

Если можно, следует уклониться от таких пиршеств и увеселений во время поста. Но если уклониться нельзя, то не следует никого осуждать. Потому что «в годину смуты и разврата не осудите, братья, брата» – это эпиграф к роману «Тихий Дон». Очень важно вам пройти это испытание и не осудить людей, поступающих согласно воспитанию, образованию, этнокультурной традиции и многим другим моментам языческим, которые абсолютно неприемлемы для православия. Но православие все-таки религия любви, и мы никого не осуждаем, и мы всех любим. Если вы оказались на таком мероприятии и вам пришлось вкусить мясо, дабы не обидеть хозяев, поголодайте потом хотя бы одни сутки, а если можете – двое суток, и поблагодарите Бога за то, что Он нас смирил таким образом. Важно проверить дух любви.

Дальше я хочу развить тему, которую начал, и продолжить цитату протопресвитера Александра Шмемана. «Начало “ложной религии” – неумение радоваться, вернее – отказ от радости... Чувство вины, морализм не освобождают от мира и его соблазнов. Радость – основа свободы, в которой мы призваны “стоять”. Где, как, когда извратилась, замутилась эта “тональность” христианства, или, лучше сказать, где, как и почему стали христиане “глохнуть” к ней? (То есть перестали чувствовать Бога как ветер радости. – Прим. о. Г. Г.) Как, когда и почему вместо того, чтобы отпускать измученных на свободу, Церковь стала садистически их запугивать и стращать?» – говорит протопресвитер Александр Шмеман.

«И вот идут и идут за советом (сегодня – с 7.30 утра, а сейчас десять: исповедь, разговор, разговор, разговор – итого четыре человека с проблемами, не считая просьб о встречах на будущее). И какая-то слабость или ложный стыд мешают сказать каждому: “Никаких советов у меня нет. Есть только слабая, колеблющаяся, но для меня несомненная радость о Господе. Хотите?” Не хотят. Хотят разговоров о “проблемах” и болтовни о том, как их “разрешать”. Нет, не было большей победы дьявола в мире, чем эта “психологизация религии”. Доказательство: все что угодно есть в психологии, одно в ней абсолютно невозможно, немыслимо и недопустимо: радость».

Помните: все, что лишает нас радости, удаляет нас от Бога. Очень важно, особенно в духовном общении в храме на исповеди, не уходить в психологизацию. Психология может помочь человеку увидеть какие-то свои отрицательные свойства и даже их исправить. Но никогда психология не сделает человека счастливым, не даст ему радости. Я сам декан факультета психологии Русской христианской гуманитарной академии, у нас учатся и священники, и миряне, разные люди. Психология во многом полезна, но психология – это человеческая мудрость. А радость о Господе – это Божественная премудрость. И Великий пост надо использовать, чтобы уйти от психологизации религии, чтобы душа затихла, чтобы душу наполнил ветер радости.

– Батюшка, позвольте мне дополнить вопрос нашей телезрительницы об имени Господа Саваофа: «Саваоф» переводится как «глава воинств». Мы, христиане, – воины Христовы. А Великий пост – часто возникает ощущение, что это время достаточно унылое, и воины смотрятся как-то не очень уверенно в такой атмосфере. Какими, Вы считаете, должны быть воины Христовы?

– Понимаете, Господь как Полководец, как Саваоф – вопрос, несомненно, важный, полезный, нужный, но он не совсем по теме передачи, поэтому я не стал вообще развивать эту тему. Воины Христовы – это люди, живущие в духе любви, люди, которые навигатор своей души направили на Царствие Небесное, люди, которые главной целью своей жизни видят стяжание благодати Святого Духа, люди, которые доверяют Богу. Воины Христовы – это единство в духе доверия Господу Богу и Спасу нашему Иисусу Христу. Я не считаю, что всегда надо давать ответы на все вопросы. Потому что, в конце концов, можно открыть энциклопедию, можно посмотреть в Интернете ответы на эти вопросы. Мы в цикле передач «Ветер радости» все-таки хотим освятить именно духовную часть.

И я хочу продолжить размышления протопресвитера Александра Шмемана на тему Великого поста...

Вопрос телезрительницы из Ростовской области: «Я из города Зернограда, есть такой город, где выращивают очень много пшеницы. У меня два вопроса. Первый – у меня есть внук, он играет в компьютерные игры, ему 15 лет. Родители пытаются его ограничивать. Он иногда просится в храм на исповедь, тем не менее играть продолжает. Сейчас Великий пост. Родители сказали: будем ограничивать. Отключили. Он принял это спокойно, но ходит и считает дни, сколько осталось до окончания недели. Правильно ли мы поступаем? И второй – я читаю утренние молитвы, и в восьмой молитве есть такие слова: «Христе, Спасе мой, предвари скоро, скоро, погибох». Что это значит?»

– «Скоро, скоро, погибох» – это то, о чем говорится в Покаянном каноне: восстани, душе моя, конец приближается... Действительно, глазом не моргнем, как предстанем перед Великим Судией, Который воздаст нам за все наши добрые дела и за все наши злые дела.

По поводу компьютерной зависимости и того, правильно ли вы поступили, – я думаю, только ваше сердце вам это подскажет. Если действия, которые вы предприняли, приблизят этого человека к Богу, значит, вы поступили правильно, а если удалят от Бога – значит, поступили неправильно. Но вы сами видите, что, когда мы сжимаем пружину, она потом открывается. Это как при лечении от алкоголизма, когда человек химзащиту принимает на какой-то срок и считает, сколько дней осталось, – как только заканчивается этот срок, он запивает с новой силой.

Время покажет. Нет ответа на этот вопрос, правильно или неправильно. Люди хотят от священника получить ответы на конкретные вопросы – то, о чем я говорил: психологизация религии. Хотят получить совет врача, получить совет психолога. Мне это все понятно. Но люди, задавая вопросы, не всегда слышат то, что может сказать батюшка. Батюшка может им помочь встретиться с Господом Богом и Спасом нашим Иисусом Христом, может поделиться радостью.

Ведь никто не придет и не скажет: «Батюшка, как достигнуть состояния радости? Как достигнуть состояния Божественной любви? Как научиться жить, как у Христа за пазухой? Как восстановить утраченную радость?» Проблемы, проблемы, проблемы. Одни проблемы решаются, другие возникают – проблемы с внуком, с сыном, с мужем, с женой, с близкими. А одна только проблема есть – нет радости о Господе... «Спасись сам, и тысячи возле тебя спасутся». Почему никто из людей не говорит: «У меня проблемы с близкими потому, что я не приближаюсь к Господу: у меня нет радости – если бы ветер радости Господь наполнил паруса моей души, я бы лучше помогла своим близким!..».

Если уж так получилось, и этот мальчик в пост принял решение не играть... Это для него очень большой духовный подвиг. То, что он считает дни, – что ж делать, лукавый враг не дремлет. Но старайтесь, чтобы он причащался как можно чаще: без регулярного причастия минимум раз в неделю (а лучше два раза в неделю) во время всего Великого поста не будет внутренней тишины.

И, как бы отвечая на ваш вопрос, я еще приведу короткий отрывок из размышлений протопресвитера Александра Шмемана:

«По-моему, все простит Бог, кроме “безрадостности”, которая состоит в забвении того, что Бог сотворил мир и спас его... Радость эта – не одна из составных частей христианства, это его “тональность”, пронизывающая собой все – и веру, и мироощущение. Там, где нет радости, христианство, как и религия, становится “страхом” и потому – мучением. Но ведь даже о падшести мира мы знаем только из знания его сотворенности и его спасенности Христом. И плач о падшести не убивает радости, но пробуждает в нас светлую печаль».

Вот если с близкими что-то происходит, должна наступать светлая печаль. А нас нередко охватывает уныние, беспомощность, мы не доверяем Богу. Вот время Великого поста: куда исчез ветер радости? почему мы потеряли связь с Богом?..

Вопрос телезрителя: «Я думаю, чтобы жизнь прожить, надо накопить чувство любви в душе (а не грехов накопить) и достичь Царства Небесного. А Вы как считаете?»

– Спасибо большое: у вас вопрос по теме. Мы считаем, что грех – это талант без Бога, талант без любви, талант без радости. Не с грехами следует бороться человеку – борьба с грехом фиксирует внимание на грехе и усиливает его, – а приближаться к Богу; когда душа человека наполнится ветром радости, все грехи превратятся в таланты.

Вы задали очень хороший вопрос, и мы с вами в этом вопросе полностью солидарны. И вот именно Великий пост следует использовать, чтобы получить ветер радости. Вы, конечно, меня спросите: а где его брать? Отвечаю: регулярно причащаться, минимум раз в неделю, лучше – два раза в неделю: на Божественной литургии, в субботу или в воскресенье, и на литургии Преждеосвященных Даров в среду или в пятницу. Специально даны дополнительные литургии. Если бы достаточно было раз в неделю причащаться в посту, то зачем было создавать литургию Преждеосвященных Даров?

 В посту надо причащаться как можно чаще, а на последней, Страстной седмице – каждый день, если есть такая возможность (понедельник, вторник, среда, четверг, – в пятницу литургии нет). Поэтому вы правильно все понимаете. Грехи – это таланты без духа любви, без ветра радости.

Я хочу продолжить (мы обычно никого не цитируем, а сегодня у нас день цитирования. Но действительно, лучше, чем сказал протопресвитер Александр Шмеман, думаю, никто из нас не скажет): «Мир сей – веселится, но он как раз безрадостен...» Многие православные люди путают радость о Господе с весельем мира. Ничего общего в радости мира нет: радость может быть только от Бога, свыше – не от мира радость, а от Бога. Бог может в мире проявляться, но радость может быть только от Бога. «...Но потому и христианство вошло в мир как радость. Не только радость о спасении, но спасение как радость. Только подумать – мы каждое воскресенье “трапезуем” со Христом, “за Его трапезой, в Его Царствии”, а потом погружаемся в свои “проблемы”, в страх и мученье... Бог спас мир радостью, но печаль ваша в радость будет, и радости вашей никто не отнимет от вас, – говорит апостол любви Иоанн Богослов».

Действительно, получить радость, которой никто не отнимет от нас... Великий пост – это время остановки, время консервации жизненной суеты. Пост, всевоздержание – это попытка отрешиться от всего земного, ветхого, чтобы получить эту радость. Это форма, которая должна быть наполнена содержанием – подобием Божиим, время максимального восстановления подобия Божия.

Но если ветер радости не наполняет душу человека, то пост мало даст результата. Протопресвитер Александр Шмеман сокрушается, что эта радость – которая изначально была сутью, тональностью, смыслом, духовным состоянием православия, когда Господь говорит: По тому узнают, что вы Мои ученики, что будете иметь любовь между собою, – куда-то исчезла. Очень важно Великий пост посвятить поиску этого.

Вопрос телезрительницы: «Я очень боюсь причащаться: в моей жизни очень много близких и знакомых погибло от алкоголя. Я боюсь, чтобы мне тоже не впасть в зависимость, очень боюсь. Алкоголь вообще не употребляю».

– Лукавый, конечно, всевозможными путями отводит людей от Причастия. Но, поверьте мне, человеку, который не принимает спиртные напитки почти сорок лет и который причащается ежедневно. Священники потребляют Чашу, в Чаше нет алкоголя, это Кровь Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. К тому же дозировка, которую человек получает в лжице, никакого отношения к этой теме не имеет. Это просто искушение. Надо это преодолеть и прийти на Причастие.

Я хочу продолжить тему радости.

«Сила греха не в соблазне очевидного зла, а в скованности души всякой мелочью, страстишками, в невозможности для нее, души, “невозбранно дышать небом...”. Но чтобы бороться с этим, недостаточно просто призывать к церковности и молитве. И церковность может быть, и часто бывает, мелочной, и молитва – эгоцентрической. Всегда все тот же вопрос – “о сокровище сердца”. О том, в чем радость... Без радости и церковность, и молитва безблагодатны, ибо их сила – в радости. Религия стала синонимом “серьезности”, несовместимой с радостью. И потому она так слаба. От нее хотят ответов, мира, смысла, а она только в радости. Это ее ответ, включающий в себя все ответы».

Радость о Господе. Возрадуется душа моя о Господе – это высший ответ религии о смыслах жизни.

«Мой “богословский” вопрос: почему видение, опыт, передаваемые, раскрываемые в богослужении Церкви, давно уже не формируют, не определяют собою ни богословия, ни благочестия? Думаю об этом каждый день, стоя на светозарных, Пасхальных литургиях этой недели. Люди православные, с одной стороны, любят все это, а с другой – не живут этим. Почему? Богословие – потому, мне кажется, что оно не знает, что делать с опытом, радостью, прозрачностью, то есть таинством в подлинном, эсхатологическом смысле этого слова. А благочестие – потому, думается, что оно насквозь пропитано религиозным эгоцентризмом. “О Тебе радуется, Благодатная, всякая тварь” – тут все дело в радовании о другом, в любовании другим, и это значит – в онтологическом смирении, которое одно делает радование, любование возможными, а вот этой-то обращенности на другого – на Бога, человека, мир – и нет в религиозности. Христианство дарует свободу и требует от человека свободы, свободы, прежде всего, от порабощенности собою, свободы зрения, слуха, обращенности ума и сердца. Ибо только в этой свободе загорается “радость о...”, любованье, только в ней все становится прозрачным и восстанавливается утраченная в первородном грехе целостность. Историческое благочестие – это, по сути дела, “узость и теснота”. И оно отравляет “церковность” больше, чем что-либо другое... Все в мире “скучно”, пока не коснется его луч Духа, радости, свободы... Пока луч этот не сделает всего “прозрачным”, и тогда душа поет: “О Тебе радуется...”».

Вот тот поиск, который следует проводить Великим постом, – это главная, центральная часть Великого поста.

Вопрос телезрительницы из Астрахани: «Можно ли читать в пост акафисты? Существует мнение, что повторяющиеся все время в акафисте слова: “радуйся, Благодатная...”, все время “радуйся, радуйся” не соответствуют настроению самого поста».

– В церковной традиции постом читают каноны, это наша такая традиция. Это не значит, что, если вы прочитаете акафист, это будет грех, но, в общем-то, мы читаем каноны: так установлено Церковью, постановлениями Архиерейских Соборов, Синодом. Поэтому мы выполняем это правило, то есть воздерживаемся. Но если вдруг вы дома в домашней келейной молитве захотите прочитать акафист, греха никакого не будет. Вы говорите, что нельзя потому, что возрадуется душа о Господе. Так в канонах тоже сплошная радость: посмотрите, ведь на самом деле через покаяние, осмысление своей немощи приходит великая радость. Я хочу сказать, что, с моей точки зрения, каноны не менее радостны, чем акафисты.

– Батюшка, Вы много сегодня сказали, какая радость – Великий пост. Но чем тогда отличается пасхальная радость?

– Пасхальная радость – это радость воскресшей души. Радость Великого поста – это радость предвкушения воскресения души, радость предвкушения вечности. Великий пост – это предтеча Пасхи. Как Пророк, Предтеча и Креститель Господень Иоанн говорил: Я крещу вас водою, но идет Сильнейший меня, у Которого я недостоин развязать ремень обуви; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем. Лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу в житницу Свою, а солому сожжет огнем неугасимым.

Весь Великий пост – это радость о Господе в предвкушении Воскресения. Это радость проявления нашего доверия к Богу, любви к Нему: мы знаем, что закончится пост Светлым Христовым Воскресением, и вместе с Ним воскреснут наши души, то есть радость предвкушения встречи с Воскресением. А Пасха – это радость Воскресения, это самое светлое, самое радостное состояние духа человека. То есть Великий пост – это великая радость, а Пасха – это радость Воскресения, как если бы мы верили, надеялись, знали и радовались от этого и вдруг воскресли бы из мертвых.

Знаете, можно сравнить: наша земная жизнь – это ожидание воскресения. Мы все равно сомневаемся: а вдруг нет вечности? У каждого человека мелькают эти мысли, и сомнения эти благочестивые – мы сомневаемся в том, что значимо для нас. А Пасха – это когда с души сомненье скатится: будет правда Воскресения. Великий пост – это радость, которую мы видим, как сказал апостол Павел, как бы сквозь тусклое стекло, гадательно. А Пасха – это прозрачность Воскресения о Господе.

– Отец Григорий, сегодня мы завершили чтение Канона Андрея Критского. Конечно же, за четыре дня все православные исполнились покаянным чувством. Но как и сохранить покаянное чувство, и прибавить к этому чувству радость?

– Несомненно, покаянное чувство даруется Богом, это все же благодать Святого Духа. Много идет дебатов о том, насколько Покаянный канон, где перечисляется огромное количество ветхозаветных и новозаветных событий (204 разных богословских эпизода там воспоминается), для современных людей трудно воспринять, многие не знают Ветхого Завета, многие не очень хорошо знают Новый Завет. Но как бы там ни было, сама форма Покаянного канона Андрея Критского – это для меня, я бы сказал, концентрированный ветер радости, который наполняет душу, и приходит покаяние. Чтобы это закрепить, надо регулярно причащаться. Ничего другого не получится. То есть именно Причастие это все материализует. И пусть люди умом не понимают какие-то моменты Покаянного канона, духом поймут, если паруса души будут развернуты под ветер радости.

Дорогие братья и сестры, в довершение нашей темы «Великий пост – великая радость» мне вспоминаются слова праведного Иоанна Кронштадтского: «Если в сердце нет радости, значит, там прилег дьявол». Вот чтобы дьявол не «прилег» в нашем сердце, радуйтесь о Господе. Божие благословение да пребудет со всеми вами!

Ведущий диакон Михаил Кудрявцев

Записала Нина Кирсанова

По благословению настоятеля Храма Рождества Иоанна Претечи в д. Юкки протоиерея Григория Григорьева.
2007-2019 © Приход Храма Рождества Иоанна Предтечи в д. Юкки
2013 © EasyDraw. Создание сайтов
Яндекс.Метрика    Православие.Ru       Яндекс цитирования